Текст — вибрации. синхрон и хаос по вырыпаеву.

Бывает, пишешь и чувствуешь, что в данный момент текст рождается как бы из головы. Что вот сейчас я это придумываю, я это вымучиваю, извлекаю из себя. А бывает, что текст приходит откуда-то из древней, древней глубины внутри меня, откуда-то оттуда, где уже нет никакого Ивана Вырыпаева, а есть некое пространство, в котором появляются и исчезают смыслы. И вот этот процесс и есть настоящее творчество. И такой пришедший из глубины текст — он всегда отличается от текста, выдуманного из головы. И зритель тоже это очень явно ощущает, зрителю это передаётся и на уровне заложенных смыслов, и, главное, на уровне вибрации. Ведь текст — это вибрации.

Читать.

самое рациональное объяснение

Упали как-то в яму медведь, лиса, заяц и кабан. На третий день замерзли, проголодались и стали думать, кого съесть. Медведь говорит: давайте съедим самого грешного. И все посмотрели на лису.

А лиса отвечает: прирождённый грешник не может наслаждаться пороком — для него порок естественен и безэмоционален. Ведь если грешник наслаждается пороком, то это как раз свидетельствует только о его чувствительности и о способности к непорочности, о том, что он сознает и тонко ощущает, что именно, какой закон и какую добродетель он преступает. Было бы несправедливо съесть самого грешного, и без того несчастного человека, то есть сказочное животное.

А кабан говорит: кстати, да, мы же звери. У нас же нет нравственного чувства, у нас только естественный отбор. Медведь же возражает: ну что значит звери, мы же сказочные звери, то есть всё-таки личности, пусть и под условной оболочкой. А заяц ему: погоди-погоди, давайте вообще сначала договоримся, что значит «существовать». Сидят, спорят, шум, гам, накурили полную кухню, то есть тьфу, полную яму, кричат, лапами размахивают!

А тут мимо проходили туристы, молодые такие ребята. Поставили в палатку, смотрят в яму, хохочут над звериными аргументами, подсказывают что—то, пальцем показывают. Столкнулись, таким образом, два мировоззрения. Рассердились звери, медведь забрался на кабана, лиса влезла на медведя, заяц на лису, все в ярости выбрались из ямы и бросились на насмешников. Так погибла туристическая группа под управлением Игоря Дятлова.

Шпицберген и кино

Путешествие в Заполярье, к берегам Северного Ледовитого океана, кажется издалека прогулкой по бескрайнему промерзшему полю с редкими одичалыми человеческими поселениями, да и то — не совсем понятно, как они там, бедняги, живут и живут ли. Молодой оператор Алекс Микеладзе, отправился в июле, а затем в феврале к берегам полярного архипелага Шпицберген, чтобы снимать кино. Читать и наслаждаться.

японская традиция чаепития

Для тех, кто все пропустил. На прошлой неделе опубликовали мой ультимативный гид по японской традиции чаепития. Читать-наслаждаться.